zyrlin (zyrlin) wrote,
zyrlin
zyrlin

Очень актуальная песня!

Запой под Новый год

Странная ночь. Не то снег, не то дождь, все развезло. Человек идет пьяненький, бормочет какие-то странные слова, вспоминает стихи, строчки из писем. А чаще всего вспоминает такую строчку их письма Пушкина брату Льву: "Пишут мне, что Батюшков помешался. Быть нельзя!"

По-осеннему деревья налегке,
Керосиновые пятна на реке,
Фиолетовые пятна на воде,
Ты сказала мне тихонько: «Быть беде».

Я позабыл твоё лицо,
Я пьян был к полдню,
Я подарил твоё кольцо, —
Кому, не помню…

Я подымал тебя на сме́х,
И врал про что-то,
И сам смеялся больше всех,
И пил без счёта.

Из шутовства и хвастовства
В то балаганье
Я предал все́ твои слова
На поруганье.

Качалась пьяная мотня́
Вокруг прибойно,
И ты спросила у меня:
«Тебе не больно?»

Не поймёшь — не то январь, не то апрель,
Не поймёшь — не то метель, не то капель.
На реке не ледостав, не ледоход.
Старый год, а ты сказала — Новый год.

Их век выносит на-гора́,
И — марш по свету,
Одно отличье — номера́,
Другого нету!

О, этот серый частокол —
Двадцатый опус,
Где каждый день, как протокол,
А ночь, как обыск,

Где всё зазря, где всё не то,
И всё не прочно,
Который час, и то никто
Не знает точно.

Лишь неизме́нен календарь
В приметах ве́ка —
Ночная улица. Фонарь.
Канал. Аптека…

В этот вечер, не сумевший стать зимой,
Мы доро́ги не нашли к себе домой,
Я спросил тебя: «А может, всё не зря?»
Ты ответила — старинным: «Быть нельзя».

<1969>
Галич

Однако нынешний серый частокол, 21-й опус, напоминает не ранние брежневские годы, а  андроповско-черненковские. Примерно 1984-й. 1980-й год пришел и прошел, но никакого обещанного  коммунизма не наступило. Впрочем, об этом пункте Программы КПСС уже мало кто помнил.  Польский пролетариат взбунтовался против власти Польской Рабочей партии, зато революция победила в самой отсталой азиатской стране Афганистане, где и пролетариата-то никакого нет. Интересно, что сказал бы по этому поводу Маркс? Официальные советские идеологи ничего внятного не говорили, да их особо и не спрашивали. Какой дурак будет задавать неудобные вопросы на официальных  собраниях и затевать дискуссии на учебных занятиях? Дискуссии полагается устраивать в свободное время на кухне за бутылкой. За это пока не сажают, хотя некоторое с опаской или с надеждой утверждают, что возвращаются сталинские времена.   Олимпиаду  провели, братскую помощь  оказали, боинг сбили.  Уже позади максимальное обострение международной атмосферы, которое случилось в 1983, когда о грядущей мировой войне стали говорить не только на армейских политзанятиях и строевых собраниях, но и в открытой печати. Не то чтобы пропаганда стала тише, но к ней немного привыкли. Если  ядерной войны не случилось в 1983, то скорее всего не случится и в 1984. Опять умер дряхлый руководитель и на смену ему снова пришел еще более дряхлый. А так все шло по-прежнему, только экономическая ситуация медленно, но неуклонно ухудшалась, что проявлялось в основном в нарастании дефицита товаров в розничной продаже...
Tags: 1984, Брежнев, Галич, Новый год, барды, погода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments